Электронная библиотека

Как начать работу?

EL2

Ваши вопросы по библиотечной работе можно направлять по адресу: cni@istu.edu

Мы в социальных сетях
Эмблема ВКонтаткте Эмблема Телеграм Эмблема Кеша
Новые поступления
в НТБ ИРНИТУ

Мы ВКонтакте
Канал Youtube
Библиопоиск
Цитата дня
«Знаете, у юристов есть старая пословица, что сознание собственной невиновности придаёт человеку спокойствие.» Теодор Драйзер
Рубрики
Календарь новостей
Март 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Запрещенные материалы
С Федеральным списком экстремистских материалов можно ознакомиться на сайте Минюста России
04.03.2024

ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА – О СУДЬБАХ ЖЁН ДЕКАБРИСТОВ

На каторгу и поселение в Сибирь вслед за своими мужьями, принимавшими участие в восстании 1825 года на Сенатской площади Петербурга, отправились 11 женщин. «Добровольные изгнанницы» были молоды, принадлежали к достойнейшим фамилиям России и свято верили в клятву верности,

данную супругу во время таинства венчания.

«Какая бы ни была твоя судьба, я её разделяю…» – так написала двадцатилетняя Мария Волконская мужу.

Мария обратилась к государю, прося разрешения следовать за мужем. Николай Первый ответил на просьбу письменно: «Во имя своего участия к вам я считаю себя обязанным ещё раз повторить здесь предостережения, которые я вам уже высказывал, относительно того, что ожидает вас, как только вы проедете за Иркутск. Преданный вам Николай, 1826 г., 21 декабря». Этот ответ императора приводится в «Записках княгини М. Н. Волконской» (1913), представленных на портале Президентской библиотеки.

За Иркутском ожидало вот что. По инструкции, приведённой в том же издании, жёны осуждённых, «следуя за своими мужьями и продолжая с ними супружескую связь, естественно сделаются причастными к их судьбе и потеряют прежнее звание, то есть будут уже признаваемы не иначе как жёнами ссыльно-каторжных, а дети, которых приживут в Сибири, поступят в казённые крестьяне».

В Сибири молодые женщины-аристократки не просто увидели, но ощутили на себе тюремный быт.

«Чулан, чёрный хлеб с квасом и истрепанные башмаки – вот обстановка княгини, урожденной графини Лаваль, которая во дворе своей матери ходила по мраморным плитам императора Нерона, купленным старой графиней в Риме», – так описывает сибирский быт княгини Екатерины Трубецкой Вера Фигнер в книге «Жены декабристов» (1925). «Нашими ангелами» называл князь Сергей Петрович Трубецкой приехавших к мужьям женщин.

Александр Беляев в своих «Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном» (1882) писал о жёнах декабристов: «Кто, кроме всемогущего Мздовоздателя может воздать вам, чудные, ангелоподобные существа! Слава и краса вашего пола! Слава страны, вас произрастившей! Слава мужей, удостоившихся такой любви и такой преданности таких чудных идеальных жён! Вы стали поистине образцом самоотвержения, мужества, твердости при всей юности, нежности и слабости… Да будут незабвенные имена ваши

Поэт и публицист Петр Вяземский написал поэту Василию Жуковскому почти то же самое. Но покороче: «Спасибо женщинам – они дадут несколько прекрасных страниц нашей истории…»

Подробнее о тяжелой судьбе жен декабристов можно прочитать на портале Президентской библиотеки по ссылке.

 

04.03.2024